ПРЕССА О НАС

Первые российские: снегоход на алюминиевой платформе и электроквадроцикл РМ

Сентябрь 2016

Леонид Можейко: «Можно создавать интересные, яркие, технологически прорывные вещи при очень небольших финансовых вложениях, и наше предприятие это доказывает»

В контексте российского машиностроения компания «Русская механика» занимает свое эксклюзивное место, обладает достойной историей создания уникальной и популярной десятилетиями продукции, ведет масштабную конструкторскую деятельность, расширяет спектр собственных компетенций и реализует дерзкие прорывные программы (например, по созданию электрического квадроцикла). Опирается на собственные инвестиции в НИОКР и при всем том на падающем рынке демонстрирует хороший рост показателей. Беседа с Леонидом Можейко — генеральным директором АО «Русская механика» — состоялась на полях Международного военно-технического форума «Армия‑2016». Главной темой интервью, естественно, стали инновации «Русской механики».

— На данном этапе какие наиболее важные проекты создания новой техники реализует «Русская механика»?

— На «Армии‑2016» мы представили три — а точнее сказать, три с половиной новинки. Одну из моделей — мотовездеход UTV РМ 800 — мы показывали еще в прошлом году на «Армии-2015», она уже хорошо известна на рынке, и к ней проявляют высокий интерес, однако мы по-прежнему относим машину к категории новой продукции, потому что работа над ее созданием еще ведется. Мы разворачиваем максимальную локализацию… Машина UTV РМ 800 получит ярлык «Сделано в России», она будет полностью изготавливаться на нашем предприятии в кооперации с рядом наших поставщиков — как российских, так и иностранных.

Если же говорить о совсем новых моделях, в первую очередь нужно обратить внимание на электрический квадроцикл, который также был представлен нашей компанией на «Армии-2016». Можно сказать, что это — революционная для нас новинка. Мы относительно недавно работаем с электроприводом, работаем в тесном сотрудничестве с нашими партнерами, в том числе с инжиниринговой компанией «Амулет» и рядом других, специализирующихся на разработке электрического привода.

Электрическая тема сама по себе не нова, и, тем не менее, в специализированной и отраслевой печати она занимает много места именно как остро инновационная. Автомобильная промышленность активно включилась в гонку за качественный и доступный электрический автомобиль. Мы тоже стараемся идти в ногу со временем.

— То есть, вы представили прототип электрического квадроцикла от «Русской механики»?

— Да, на выставке «Армия-2016» мы показали именно прототип, образец № 1. Образец № 2 сейчас находится в стадии изготовления, уже в конце сентября мы приступаем к его полноценным испыта ниям на полигоне.

В модели — большой ряд принципиальных особенностей. Например, отсутствуют вариаторы, отсутствуют редукторы, дифференциалы… Система привода организована в так называемый прямой электронный управляемый привод: четыре электродвигателя, каждый обслуживает одно ведущее колесо, в результате через систему электронного управления мы имеем так называемую полноприводную трансмиссию. В зависимости от состояния среды, режима движения, углов поворотов, углов наклона бортовой компьютер сам определяет оптимальный режим работы каждого электродвигателя.

Модель обладает всеми неоспоримыми преимуществами, свойственными электромобилям. Главные из них — экологичность, бесшумный ход, хорошая управляемость, высокая динамика. Максимальную скорость (100 км/ч) он развивает за 8.5 секунды. Запас хода — 80 км. Герметичность двух литий-ионных батарей, установленных под сиденьем, позволяет электроквадроциклу сохранять работоспособность даже при полном погружении в воду. Этот квадроцикл в сравнении с традиционными становится для водителя просто новым по своим возможностям средством передвижения. Зарядить же его можно будет от обычной розетки за восемь часов, то есть — за ночь. Широкой публике прототип электрического квадроцикла мы представили 27 августа — в день города Рыбинска.

— И много еще работы по этому прототипу?

— Работы предстоит еще очень много. Например, перед программистами стоят очень непростые задачи. Тем не менее, уже сегодня на прототипе, который мы создали, видны очевидные преимущества такой схемы. Необходимо решить еще немало задач: построить гибридную силовую установку, отладить аккумуляторные батареи для эксплуатации при низких температурах. Но можно с уверенностью констатировать, что по электроприводной части квадроцикла удалось создать впечатляющий технологический задел и решить ключевые инженерно-технические задачи, связанные с применением электропривода в транспортных платформах легкого класса.

Еще одна задача — новейшие технологии литиево-ионных батарей. Мы применяем конструкцию из сотен ячеек — это особым образом скомпонованные блоки аккумуляторных батарей, управляемые через компьютерную систему. Очевидно, насколько это важно и сложно — сбалансировать работу тысячи аккумуляторных ячеек, управлять одновременно их разрядом, зарядом и режимом работы, контролировать температуру, отдачу энергии и так далее. Очень сложная работа, в том числе и для программистов. Но результат позволяет добиваться качественно нового уровня.

Высокая мощность двигателей, высокие тяговые характеристики создают нам определенные задачи по усовершенствованию шасси. Поэтому параллельно с работой над электроприводом, доведением его до серийного варианта и отработкой серийных технологий в прототипе мы ведем работы по совершенствованию элементов шасси для того, чтобы полностью сбалансировать машину.

При этом мы поставили себе непростую задачу — сохранить для электроквадроцикла весовые параметры на уровне квадроцикла традиционного: если у нас сухой вес обычной машины — примерно 430 кг, то мы стремимся в таком же весе остаться и по электроквадроциклу. Наша главная задача в этом проекте — как можно быстрее вывести электроквадроцикл на серийное производство.

— Вы сказали, что электроквадроцикл — не единственная новинка «Русской механики» на Форуме «Армия-2016»?

— Да, конечно. И среди перспективных разработок считаю обязательным сказать о снегоходе на алюминиевой платформе, кодовое обозначение — «Тайга 551R». Опытно-конструкторские работы по этой программе близятся к завершению. Промышленный образец нового снегохода прошел уже весь цикл испытаний. Снегоход входит в семейство «Тайга», однако собственного брендового названия для модели мы пока еще не придумали — будем консультироваться с потребителями, экспертами рынка… Я уверен, что у новой платформы — большое будущее. Уже в 2017 году мы начинаем серийное производство первой модели, а с 2018 года постепенно все семейство «Тайга» будем переводить на эту платформу. Возможно, уже в следующем году мы объявим о приеме заявок на приобретение.

— Разработка и внедрение инноваций, которых у вас достаточно много, требуют серьезных инвестиций. Где находит «Русская механика» средства для таких инвестиций?

— «Русская механика» работает, в основном, по технологии финансового управления проектами: каждый проект с этой точки зрения представляет собственную бизнес-единицу. Мы осуществляем финансирование из собственных источников. Конечно, активно привлекаем ресурсы, в максимальной степени используя возможности «заемного рычага». У нас хорошие отношения с банками-партнерами — прежде всего, «Сбербанком» и ВТБ.

Мы хорошо ощущаем и меры государственной поддержки. Так, например, в прошлом году полезной и эффективной для «Русской механики» оказалась такая форма государственной поддержки, как субсидирование процентных ставок по кредитам. Надеемся на содействие со стороны государства в технологическом обновлении производства, в том числе по приобретению оснастки, некоторых единиц оборудования для серийного производства новых моделей. Предполагаем привлечь для этого средства федерального и регионального инвестиционных фондов.

— Много инвестиций требуется для запуска новой модели?

— Специфика нашей отрасли в том, что иногда потребность в инвестициях явно переоценивается. По моему мнению, наиболее высокую значимость имеют так называемые «мягкие инвестиции» — инвестиции в человеческий капитал, то есть — это люди с их опытом работы и знаниями. При этом конструкторские службы в России традиционно не избалованы ни высокими зарплатами и гонорарами, ни заметными роялти… Можно создавать фантастически интересные, яркие, технологически прорывные вещи при очень небольших финансовых вложениях, и наше предприятие это доказывает.

Одно из главных богатств России — безусловно, ее интеллектуальные ресурсы. Я думаю, что это один из самых мощных рычагов роста промышленности и экономики в целом. Человеческий потенциал в России — просто колоссален по своим возможностям, он намного превышает ресурсы углеводородов. Мы это видим по своей компании.

— Вы сами определяете технологические параметры своих разработок?

— Одно из серьезных заблуждений, что производитель определяет ТЗ самостоятельно. У каждого разработчика, каким бы великим он ни был — ограниченный периметр видения ситуации. На самом деле требования устанавливает рынок. Просто нужно слушать и слышать потребителей и на системной основе воплощать их пожелания. Это, кстати, одно из наших стратегических направлений: расставить сенсоры на рынке таким образом, чтобы достоверно, своевременно и полноценно получать информацию о том, как потребитель использует нашу продукцию, что он о ней думает, о чем он мечтает.

— Ваше предприятие успешно производит продукцию как для гражданского сектора, так и для военных нужд. Насколько сложно совмещать?

— Скажу прямо: совмещать сложно. Настолько сложно, что мы, осознавая важность и экономическую перспективу для нас армейского сегмента (хотя сегодня это — лишь несколько процентов выручки предприятия), подумываем о возможном выделении военного направления с созданием особой бизнес-единицы. Мы понимаем, что это может развиваться в серьезные масштабы.

— У военных — особо жесткие требования?

— Я бы назвал их разумно жесткими. Мы не видим ни одного требования военных, которое являлось бы необоснованным. Они все — разумны, логичны, обоснованы. Этимология этих требований понятна. Мы их слышим, знаем и им соответствуем.

Не случайно в мае этого года в Сочи президенту России Владимиру Путину в резиденции Бочаров Ручей среди инновационной военной техники презентовали и два мотовездехода производства «Русской механики» — модели АМ-1 и РМ 650–2. Армейский мотовездеход АМ-1 уже поступил в части и получил положительные отзывы военных. «Русская механика» поставляет снегоходы и мотовездеходы для Министерства обороны РФ в рамках трёхлетнего контракта.

А мотовездеход РМ 650–2 6х4 — совсем новая для армии машина. Изначально её адаптировали для МЧС как технику, предназначенную для тушения лесных пожаров в труднодоступных местах. Но модель понравилась военным, и её тоже показали в Бочаровом Ручье. Министр обороны Сергей Шойгу, рассказывая о РМ 650-2 6х4, отметил возможность установки любого вооружения, высокую мобильность, проходимость и надежность мотовездехода. Армейскую модель наше предприятие создало специально по заказу военных на основе гражданского мотовездехода РМ 500–2.

— Предприятие поставляет и снегоходы для нужд силовых ведомств?

— Да, это так. И они хорошо работают у военных. Например, в марте этого года армейские снегоходы «Русской механики» в составе экспедиции, организованной Министерством обороны РФ, преодолели за три недели 7 тыс. км по глубокому снегу таежной зоны, пересекли с юга на север тундру и вышли к Ледовитому океану в районе Новой земли. Это была первая с советских времен масштабная проверка военной техники в условиях Арктики. Армейские снегоходы «Русской механики» шли в головном дозоре и с задачами справились прекрасно.

А в августе мы провели завершающие приемо-сдаточные испытания последней партии снегоходов TAYGA PATRUL 551 SWT, предназначенных для поставки подразделениям МЧС. Готовность техники оценили московские и ярославские представители МЧС. Государственный контракт, подписанный в апреле 2016 года, предусматривал поставку 250 снегоходов и 250 мотовездеходов. Все 500 машин успешно прошли испытания и уже доставлены спасателям в российские регионы.

— Как считают эксперты, у «Русской механики» — хорошие перспективы по созданию лучшей в мире техники для арктических подразделений…

— При этом мы сами считаем, что в данном направлении впереди — еще очень большая работа по адаптации техники для работы в сверхэкстремальных условиях низких температур. Я имею в виду минус 50 и ниже. Безусловно, есть позитивный опыт, накопленный потребителями в Якутии и других районах Крайнего Севера. Но мы считаем, что нужна еще более надежная техника.

— Что именно нужно?

— Что нужно? Нужны новые материалы. Нужны новые технологии работы двигателя внутреннего сгорания, который обеспечивал бы надежный процесс работы при любых температурах. Пока мы идем давно известным и неплохо зарекомендовавшим себя способом. Но требуются серьезные инновации…

Речь идет прежде всего о предпусковых подогревателях. Они достаточно хорошо известны, принципиальной новизны в их создании нет. Однако устанавливать их на нашу технику мы начали впервые. Еще одна принципиальная новинка — электрический подогрев системы аккумуляторной батареи. Нужна усиленная мощность генератора для того, чтобы генерировать мощную искру и чтобы при этом подача электроэнергии ничуть не ослабевала и не влияла негативно на работу двигателя.

А в будущем нужны принципиально иные двигатели внутреннего сгорания, предназначенные специально для работы в экстремальных температурах. Мы исходим из того, что, безусловно, это будут четырехтактные инжекторные двигатели, которые показывают более устойчивую работу в низких температурах. Здесь мы надеемся на формирование стратегических альянсов с крупнейшими мировыми двигателестроителями, чтобы опереться на передовые мировые инновации в этой области.

Вопросов много, при этом мы постоянно общаемся с воинскими подразделениями, которые эксплуатируют наши снегоходы, анализируем практический опыт эксплуатации, выявляем элементы, которые требуют совершенствования…

— На ваш взгляд, каким ключевым тенденциям подвержен сегодня рынок квадроциклов?

— Первое и главное сегодня — очень заметное падение спроса в целом. Есть даже опасение, что за этим падением спроса стоит снижение в целом интереса к данному виду транспортных средств. Чтобы противостоять этому, нужны новые яркие предложения. У нас на предприятии по квадроциклам параллельно работают несколько проектных команд, которые разрабатывают ряд перспективных направлений.

Мы стараемся определить, насколько цена сдерживает спрос и будут ли приняты рынком «сверхдешевые» квадроциклы. Ведь можно создать упрощенную модель: базовые опции, меньше технических новшеств, только задний привод и так далее. Но при этом надо понимать, как, идя в сторону упрощения, «вместе с водой ребенка не выплеснуть» — не потерять этот вид транспортного средства как класс.

Второе направление — более высокое качество во всем, начиная с базовых свойств — характеристик силовой установки, подвески и кончая отделкой. Недавно мы поэкспериментировали с финишной отделкой нашего квадроцикла: сделали карбоновый капот с особым лакокрасочным покрытием. И сами не узнали свой квадроцикл! Наши же работники спрашивали, что это за машина, откуда ее привезли. Наверняка найдутся поклонники и таких эстетических эффектов.

Много направлений, которые могут повлиять на предпочтения потребителей. При этом самые серьезные надежды мы возлагаем на электрический привод, о котором я уже говорил. Мы уверены, что именно в этом направлении будет развиваться техника для активного отдыха.

— Насколько широк спектр перспективных направлений применения вашей техники?

— Есть целый ряд таких новых направлений — например, в качестве минитрактора, миникультиватора, снегоуборочной машины, машины для коммунального хозяйства и т.д. Причем, мы видим, что в ряде стран уже идут по этим перспективным направлениям развития квадроциклов. И это весьма значительные ниши. Предполагаемый спрос — десятки тысяч квадроциклов в год. Кроме того, мы активно работаем над созданием различных прицепов к квадроциклам, конструируем конфигурации трансмиссии, чтобы обеспечить передачу мощности для навесного оборудования. Стараемся также диверсифицировать модели квадроциклов для более широкого применения.

— Новые модели — это ведь еще и постоянный вопрос к уровню качества.

— Внедрение новых стандартов, постоянная работа над повышением качественных характеристик — это будни «Русской механики». Мы предъявляем жесткие требования к качеству продукции не только по отношению к себе, но и к партнерам-поставщикам. В сертифицированной испытательной лаборатории все узлы и агрегаты выпускаемой техники проходят контроль качества. Такой подход позволяет предлагать покупателю надежную технику по доступным ценам.

Наше предприятие уже давно работает в системе менеджмента качества в соответствии с требованиями ISО 9001. Причем, этот путь не имеет остановок. В 2015 году система менеджмента качества предприятия была сертифицирована на соответствие требованиям военного стандарта ГОСТ РВ 15.002. В 2017 году планируется внедрение в систему менеджмента качества требований ISO ТС 16949 — глобального стандарта, по которому работают ведущие компании автомобильной отрасли в мире. На сегодняшний день в России нет предприятий, сертифицированных в нашей отрасли на таком уровне.

Переходить на ISO TC 16949 — очень важно, хотя это и предполагает ряд трудоемких процессов. Стандарт требует другого уровня работы как с поставщиками, так и с потребителями — и это нас в нем привлекает. Основные процессы стандарта достаточно хорошо прописаны. Будем их внедрять. Да, это большой труд, кропотливая повседневная работа, но это позволяет нам работать лучше и повышать качество. Без этого не будет роста.

— А как поживает ветеран предприятия — знаменитый снегоход «Буран»?

— В 2016-м «Бурану» исполняется 45 лет. При этом сколько бы ни прогнозировали закат его жизненного цикла, мы видим, что спрос на «Бураны» остается удивительно стабильным. Более того, в этом году он даже несколько превышает показатели 2015 года. На падающем рынке это особенно яркий факт! Поэтому мы приняли решение: вместо того, чтобы ждать естественного завершения жизненного цикла этого аппарата, разработать новую модификацию «Бурана», которая будет легче, мощнее, но в таком же ценовом диапазоне и такой же надежной. В настоящее время на предприятии специальная рабочая группа занимается модернизацией «Бурана».

— Насколько сложно работать в ситуации общей стагнации в промышленности?

— Работать непросто, но мы еще очень даже неплохо держимся. По итогам 8 месяцев у нас зафиксирован объем реализации — 120% к прошлому году. И это, заметьте, на падающем рынке, когда некоторые коллеги говорят, что у них падение — в десять раз.

Интервью вел Валерий Стольников

Ещё новости RM